Геополитика и политическая география

Скачать в djvu «Геополитика и политическая география»


•стратегический (сопоставлениевоенно-политических потенциалов стран и блоков);


•исторический (изучение политической географии прошлого, генезиса современных государственных территорий и границ);


•морфологический (изучение политико-географической единицы с точки зрения формы ее территории, конфигурации границ и г.п.).


Большинство работ было посвящено типологии государств по военному, демографическому, экономическому потенциалу, зависимости от внешних рынков, вовлеченности в территориальные споры и претензии, морфологии и другим характеристикам государственных границ, оценке их «выгодности» (часто вне конкретного исторического контекста), географии «горячих точек» земного шара. Немало публикаций касалось «исторических ядер» современных государств, описаний их территориальной экспансии, консолидации государственной территории. Таким образом, в целом доминировала макрорегиональная тематика


Концепции Хартшорна—Джонса—Готтманна способствовали на определенном этапе интеграции политической географии, систематизации страноведческих политико-географических знаний. Однако эти концепции были недостаточно связаны с прогрессом в теории других общественных наук. Парадоксальным образом политическая география оказалась далека от сферы политики. Основной акцент делается на описание и интерпретацию различий между существующими де-юре политическими единицами, на их уникальность. При этом реальной дифференциации политико-географического пространства уделялось значительно меньше внимания. В объяснении нередко выпячивались субъективные факторы в ущерб долговременным объективным, в том числе роли экономических структур. Общественное развитие в рамках господствовавшей либеральной парадигмы рассматривалось как прямолинейный процесс развития и подразумевалось, что его траектория для всех стран одинакова; сельские общины, основанные на натуральном хозяйстве, должны пройти этап индустриализации и превратиться в сообщества потребителей по американской модели.


Хартшорн фактически исключил из сферы внимания политической географии региональный и локальный уровни анализа. Ои декларировал, что раз провинции и районы являются составными частями государства, то их население ему лояльно и разделяет «государственную идею». Кто бы сегодня осмелился сделать такое заявление! Глобальный уровень также игнорировался: идея свободной торговли, на которой основывался экономический рост Соединенных Штатов, казалась настолько очевидно благотворной, что ее политико-географические последствия не привлекали внимания. Государство было главным уровнем исследования; геополитические концепции сторонниками и последователями Хартшорна были отброшены как скомпрометированные Хаусхофером и нацизмом, а политическая география рассматривалась как академическая дисциплина, лишь косвенно связанная с политикой.

Скачать в djvu «Геополитика и политическая география»